Скрыть Контент

«МОИ ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОТ ПОСВЯЩЕНИЯ»

 

Зодческая работа сестры Н.А.

 

 

Не могу сказать, что опрос под повязкой был для меня чем-то волнующим. Эту часть действа я восприняла как игру, нечто вроде театра. Держалась я, вероятно, даже слегка развязно. Разумеется, повязка на глазах тут сыграла немалую роль. Повязка отчасти та же маска, которая скрывает лицо. А как известно, со скрытым лицом многое делать гораздо легче, тебя же не видно. Поэтому, кстати, многие актеры предпочли начать свою карьеру, выступая в масках, и только потом, с опытом, работали с открытыми лицами. Так что повязка только облегчила мне задачу, избавив от обычного для меня мандража.

 

 

Доля таинственности и мистичности все же перепала и на мою долю, несмотря на мой несерьезный настрой. Я не должна была знать, что там, на алтаре, горят свечи, но ощущала огонь. Я не знала, сколько в храме людей, и кто они, но я их чувствовала. Я не думала о важности происходящего, но ощущала, что это почему-то имеет очень большое значение, как я отвечу на каждый вопрос. И я все время осознавала, что отвечаю не только людям, которые присутствуют в Храме, но и кому-то, кого не видят даже они, с открытыми глазами, некоему безмолвному Свидетелю.

 

 

Вторая часть действа, само посвящение, далась мне куда тяжелее. Я вообще каждый раз смущаюсь, как я буду выглядеть, если случится присутствовать на какой-то церемонии, а тут еще мистицизм. Меня дополнительно перед любым мистическим ритуалом в любой группе так и подмывает сбежать. Не знаю уж, с чем это связано. Видимо, благодаря таким переживаниям, я перестала воспринимать предстоящее сколько-то всерьез еще по дороге на собственную инициацию. Как назло, в голову полез «Маятник Фуко». Лучше бы он не лез в голову вовсе. Всякий раз, вспоминая опус Эко об одержимцах, я заливаюсь смехом. Поэтому, войдя наконец-то в преддверие Храма, я от души веселилась.

 

 

Мне было даже неловко, признаться, но поделать с собой что-либо я не могла. Впрочем, это оказалось не страшно. Все, что нужно, к счастью для всех, само сделалось. В камере размышлений все эти идиотские мысли и смешки меня наконец-то оставили. Честно скажу, поначалу мне было плевать на мистицизм, но текст клятвы, которую я должна была подписать, привел меня в чувство. Какая разница, есть ли какие-то невидимые учителя, и даже Бог? Есть люди, которые столько лет берегут эту традицию, они тоже это когда-то подписывали. А некоторые даже умирали за эти идеи и за подписанные слова. Хотя бы уважение к тем, кто хранил традицию все века, и, особенно, в проклятом ХХ веке, уже заставляет отнестись к делу серьезно. Когда я вчиталась в текст, у меня возникло ощущение силы и благородства Братства. Я наконец-то стала осознавать, что это все-таки не совсем игра, и то, что происходит в Храме, еще куда ни шло можно считать театрализованным действием, а в реальной жизни, за стенами Храма, все может быть гораздо серьезнее.

 

 

Там-то на самом деле могут потребовать рано или поздно отречься от обязательств, ведь у каждого человека бывают разные обстоятельства в жизни, да и люди нам встречаются тоже разные. Прецедентов было в истории сверхдостаточно, когда приходилось либо отрекаться, либо ощутить узел на шее. Так что нужно определенное мужество, чтобы это подписывать. Некоторая готовность умереть за свои идеалы все же нужна от кандидата. Тут-то я окончательно посерьезнела и даже припомнила молитву «Отче наш», впервые я попросила дать мне мужества. У меня его, определенно, немного.

 

 

Кроме того, когда я писала так называемое Завещание, я сразу же поняла, что Орден дает мне некоторые подсказки относительно моего духовного пути. Это были наводящие вопросы об отношениях человека и Бога. В самих вопросах содержались ответы, которые я, может быть, искала всю жизнь. Мне кажется, любому человеку необходимо задаться этими вопросами хотя бы раз в жизни, иначе сама жизнь не имеет смысла. Когда меня выводили из камеры, я была настроена уже всерьез. Дальнейшее, конечно, происходило, как в тумане. Я полностью открылась для происходящего и во всем положилась на проводника. С завязанными глазами человек подобен герметичному сосуду и полностью сосредоточен на себе, своих ощущениях, не на внешнем. Это совсем не то же самое, что смотреть на ритуал со стороны. Со стороны оно и правда не впечатляет совершенно. С повязкой на глазах я не воспринимала почти ничего извне, все перекрывали собственные переживания. Я почти не слышала чужой голос, почти не почувствовала ожог (это потом его неделю по ночам дергало). Разве что запах курений сильно влиял на меня, постепенно вводя в транс. Да еще жидкость в чаше, которую мне поднесли дважды.

 

 

Где-то в середине ритуала я почти потеряла самообладание, стали подгибаться ноги. Я мысленно попросила Бога помочь мне с достоинством пройти весь ритуал, и, надо сказать, ответ я получила немедленно. Я сразу же прекратила трястись и ощутила силу. Глоток из чаши окончательно привел меня в сосредоточенное состояние. Меня это удивило, я редко получаю ответы на свои просьбы так быстро. Второй раз я сильно удивилась, когда сжигался текст моей клятвы. Я явственно ощутила, что то, что сжигают, имеет тесную связь с моим существом. И в момент, когда бумагу охватил огонь, я и сама словно бы оказалась охвачена им. До этого я считала, что там просто текст. Так постепенно, шаг за шагом, я все больше оказывалась вовлечена в ритуал и все больше осознавала его значение для себя.

 

 

Я думаю, что инициация состоялась именно в момент сожжения. Все предыдущее было только подготовкой к нему. Все последующее – только формальной процедурой приема. Возложение на меня меча и братские поцелуи – это уже совсем другая часть ритуала, которая символически скрепляет братские узы. Но главный процесс, как я полагаю, происходит в душе посвящаемого, в момент сожжения его клятвы и, пожалуй, еще в момент поднесения ему чаши. То, что происходит в процессе – путешествие по Храму, сталкивание с доски, блуждания по неровной поверхности, не являются какими-то вехами в инициации. Они только приводят сознание в состояние необходимой восприимчивости тем, что выбивают нас из колеи, заставляют потерять ориентиры (в равной мере тому же способствует повязка на глазах). Конечно, это только начало посвящения. Посвящение теперь будет происходить всю жизнь, в связи с Орденом или без него. Нисколько не сомневаюсь, что все это было только отправной точкой на Пути.

 

 

Я бесконечно рада, что, начав его, нельзя вернуться или остановиться. Как говорил А. Кроули, начавший путь неминуемо пройдет его до конца.

 

 

Дома первые сутки после инициации я была мало вменяема, родня даже не пыталась ко мне обращаться, к обоюдному частью. Когда через неделю я немного пришла в себя, я начала медитировать на символы, которые видела в Храме. Мне удалось помедитировать на формулу V.I.T.R.I.O.L, эмблему с циркулем, наугольником и буквой G, и также на пламенеющую звезду.

 

 

Пожалуй, я опишу некоторые результаты своей постинициатической работы. Итак, начну с нашей эмблемы, циркуль-наугольник и буква G. Медитируя на этот символ, я услышала фразу: «Архитектор чертит, а вы стройте!» Тут я припомнила, что вообще человек был создан, по Библии, для ухода за садом эдемским. То есть не иначе как целью человека является воплощение замысла божия. Затем я увидела образ, что человеку бог протягивает нить, с которой человек должен пройти лабиринт (нить Ариадны). Также образ, что нам дают выкройку, а мы должны шить. Далее я прочла идею единства всемирного братства. Также мне удалось считать такие символы, как солнце-луна, золото-серебро, два ключа, красный и синий цвета, то есть символику, говорящую о единстве противоположностей.

 

 

Затем я поняла, что данный путь и есть дорога в Храм. Я услышала такие фразы, как «Слава в вышних Богу» и «Господь – Пастырь мой», «Душа человека — светильник Господень», «Мало выстроить Храм, важно его правильно освятить и служить в нем». «Точность измерений в любом строительстве, в том числе и духовном, обязательное условие. Всегда отмеряй. Семь раз измерь, один отрежь. Отмеряй все по вере, нравственности, совести и морали прежде, чем сделать. Лишь отмерив, делай», «Главное – это фундамент!» (уж как понимать фундамент в духовном деле, дело каждого, я так думаю, что в данном случае имелась в виду вера, других соображений на сей счет не имею), «Восток, всегда строй на Восток!». Затем я увидела символы пылающего сердца, розы и креста, семисвечник и Святого Писания. Привожу цитату относительно значения семисвечника (с сайта http://guide-israel.ru/religions/30110-menora/): «Огонь семисвечника также служил символом того, что миру недостаточно Божественного света «сверху», нужен ещё «свет снизу», создаваемый человеком».

 

 

Пылающее сердце, как я поняла, также означало веру («Пылающее сердце означает религиозное рвение и приверженность вере», цитата из словаря символов). На этом работа с эмблемой братства для меня пока закончилась. Теперь о символе Пламенеющей Звезды. Медитируя на нее, я опять- таки увидела семисвечник, и также чашу для причастия. Пылающее сердце снова присутствовало, но уже в другом значении, здесь была смысловая нагрузка, скорее, на тему горящего сердца Данко. Также увидела феникса, ясно считывалась идея бессмертия души. Ангел с огненным мечом, которого я тоже увидела, понятно, был Михаил Архистратиг, чье имя переводится «кто как Бог». Как я понимаю, это была отсылка к вратам Эдема, откуда Михаил изгнал прародителей, и куда мы, по идее, должны вернуться.

 

Мне удалось считать с символа идею горящей башни и библейского огня. С образом Вавилонской башни связывается символика «Башни» — XVI аркана таро. «В ослепительной вспышке истины падают с башни мужчина и женщина. Крушение вавилонских башен, построенных высокомерными прометеевскими цивилизациями, мнившими достичь неба, означает этап нового творческого цикла и возникновение новых цивилизаций. Это также означает разрушение оставшихся иллюзий и преодоление тех аспектов «эго», которые привязывают его к материальному плану» (отсюда:http://www.symbolarium.ru/index.php/Вавилонская_башня).

 

О библейском огне (Яндекс.Словари › Библейская энциклопедия. — 2005): «В Свящ. Писании огонь нередко соединяется с явлениями Божества, как напр. при Синае. То же самое мы читаем в XVII псалме (ст. 9) и в песни Аввакума. Господь Иисус Христос при втором пришествии, по слову апостола, явится в пламенеющем огне (II Сол. I, 8). Сошествие Св. Духа в день Пятидесятницы на апостолов было в виде огненных языков». Но главное, что считывалось с символа, это идея элексира бессмертия, идея реализации Великой Работы. Самому стать как бог во плоти и помогать на пути другим.

 

Напоследок о моей работе с формулой V.I.T.R.I.O.L. В процессе моей медитации на это слово, я увидела зеленый камень в гробнице (то есть, изумруд), и мне пришла в голову мысль, что в каждой душе схоронено зерно божье, но его еще нужно открыть в себе и взрастить. Кстати, гроб является символом воскрешения из мертвых. Так что неспроста он мне привиделся в данном случае. Также мне пришло на ум, что в идеале нужно добиться осознания, ощущения, что Бог везде и во всем, и вообще ничего, кроме него, нет. Диалог с ним происходит ежесекундно у каждой души, но это еще надо уметь осознавать. Прохождение колонн в Храме и умирание прежней, несовершенной и неспособной к спасению личности, и начало создания новой, пригодной для спасения, вот что происходит, как я понимаю, в начале пути.

 

Главное – либо уничтожить, либо уравновесить все, что мешает диалогу с САХ, дабы диалог был возможен не эпизодически, как происходит у большинства людей, а постоянно. То есть процесс, подобный сгоранию и возрождению феникса. По аналогии с блужданием по пустыне в течение сорока лет, когда пришлось оставить все, что имели, дабы в конце концов обрести землю, где обитает их бог. Почему нужно строительство храмов? Потому, что это поможет людям обрести свое видение пути для спасения, так как без этого они могут и не найти этот путь, потому что пали. Не говоря о том, что строить их надо уже для того, чтобы прославить Создателя.

 

Ровно потому, что изначально павшими считаются все, и считается, что, только встав на путь спасения, можно вернуться в Эдем, поскольку утрачена связь с богом, и нужно вновь обрести эту связь, а метод указан в Библии. Вот примерно и все, что мне удалось почерпнуть на настоящий момент из впечатлений от своего Посвящения и последующей медитации на символы в течение недели после церемонии. Могу добавить, что я уже чувствую некоторые перемены в себе, но пока не знаю, к чему они приведут. Также уже вполне четко ощущается возникшая связь с братством.

 

 

 

 

 

Top