Скрыть Контент

«Об иерархии мотиваций, или о пустой породе, образующейся при огранке камня»

 

ЗОДЧЕСКАЯ РАБОТА

Весьма Достопочтимого Вольного Каменщика Брата Великой Досточтимой Ложи «Северная звезда» 

Великого Востока Народов России Т.:Е.:

 

На тему - Об иерархии мотиваций,

или о пустой породе, образующейся при огранке  камня

 

Чтобы понять – от чего в природе человека необходимо избавиться, нужно проанализировать его психическое устройство. Наверное, не секрет, что наиболее заметными человеческими чертами являются агрессия и страх. Но необходимо определить источник их происхождения. И начать необходимо с древнейшего периода становления человека, а вернее даже с периода дочеловеческого.

 

Перечислим основные мотивации поведения млекопитающих, изученные зоопсихологами. На первом месте стоит инстинкт сохранения вида, на втором месте, инстинкт самосохранения, далее следуют остальные - инстинкт продолжения рода, питательный рефлекс, территориальный рефлекс и проч. Говоря о человеческих сообществах, безусловные рефлексы, не проходящие через коррекцию логики и воспитания, и вообще минующие сознательную сферу, распределяются примерно в том же порядке.

 

Попробуйте заглянуть в себя. На что вы готовы ради безопасности собственных детей? А если окажетесь на борту тонущего Титаника, как вы будете относиться к чужим детям? Наверное, для нормально сформированного сознания, без каких-либо девиаций, инстинкт сохранения вида, является все же главной подсознательной мотивацией. Можно показать и следствия из этих рассуждений. Например, может ли лояльность к определенному государству в мирное время (территориальный рефлекс), стоять на первом месте? Может ли государственная идеология, вмещающая в себя лишь территориальный рефлекс добиться размещения на первом (или хотя бы втором), месте в иерархии подсознательных мотиваций человека?

 

В настоящее время, люди, все больше задумываются о безопасности среды обитания. В зависимости от развития, для кого-то это собственный город, для кого-то планета в целом. На это делают ставку и экологические организации, и политические проекты, наподобие Киотского протокола. Дело здесь не только в активности СМИ, которые часто идут на поводу коньюктуры, а вовсе не заказывают музыку. Не в последнюю очередь это происходит благодаря объективным факторам изменяющейся биосферы. Китайцы бы сказали, что таково положение колеса времени. Вероятно, наступает такой цикл, когда это становится важным для многих.

 

Но, что особенно важно, изменяются мотивации современного человека. Не надо думать, что негативные с нашей точки зрения черты характера, такие как агрессивность свойственны людям испорченным, морально невоздержанным. Это неотъемлемая часть поведения любого живого существа, ведущая данную конкретную особь к выживанию.

 

Чтобы понять мотивации человека, необходимо разобраться в мотивациях животного. А уже потом понять, что отличает животного от человека. Или человека от животного? То, что их роднит, изучает Этология. Что такое обезьяна перед человеком? - вопрошал в свое время Ницше - Посмешище, или мучительный позор! И далее, что человек, это то, что дОлжно превзойти. Гуманизм Ницше не был понят, не только на своей родине, но вообще. С точки зрения государств человек повсеместно сводится к функции.

 

Однако если поведение человека исследовать подобно археологам, расчищающим от пыли неподдающиеся разложению фрагменты, то инстинктивное поведение займет место среди древних артефактов, которые игнорировать невозможно. Если человек отрицая свое животное происхождение, старается скрывать проявление своих инстинктов в обществе, то для животного они являются средством выживания. Если они работают хорошо, особь выживает, и передает свои программы следующему поколению. Понятно, что в наследство нам достались самые лучшие и сильные программы, отбиравшиеся на протяжении миллионов лет. Отдергивая руку от огня, мы ведь не раздумываем, сравнивая по памяти результаты от прикосновения к чайнику и к электролампочке? Поэтому инстинкты нельзя записывать во вредные привычки. В борьбе за жизненное пространство и кормовую базу сформировался территориальный инстинкт. Те особи, которые были склонны к физической агрессии в процессе конкурентной борьбы, из воспроизводства себе подобных устранялись, по естественным причинам. А те, кому оказывалось достаточно только внешнего проявления агрессии, естественным отбором поощрялись. Поэтому физическое противоборство постепенно заменяется психическим противостоянием – агрессивным поведением, которое за множество поколений перешло в инстинкт.

 

Владимир Дольник в книге «Непослушное дитя биосферы» пишет - «Раньше психологи думали, что агрессивное поведение вызывается внешними причинами. Что если особь не раздражать, то она перестанет выказывать агрессивное поведение. Но они ошибались. При отсутствии раздражителей потребность совершить агрессивный акт все время возрастает, как бы накапливается. А порог запуска агрессивного поведения понижается. Все более мелкие поводы оказываются достаточными, чтобы агрессивность вырвалась наружу. Неравноценность особей по агрессивности, приводит к образованию между ними отношений соподчинения - так называемой иерархии. Доминантная (самая агрессивная) особь подавляет других. Она отстаивает и усиливает свое высшее положение, навязывая стычки остальным, терроризирует их, угнетая их психику. Подавленная агрессивность «низов», требует разрядки. Многие птицы клюют землю или листья, копытные бодают кусты. Люди, нуждаясь в разрядке, переадресовывают агрессию неодушевленным предметам, совершая акты бессмысленного вандализма. Подмечая, сколько в разных странах разбитых витрин, сломанных лифтов, опрокинутых урн, исцарапанных надгробных памятников и храмов, можно составить себе представление о том, велико ли в обществе дно.

 

При агрессивном поведении победа в психическом поединке далеко не всегда достается самому сильному. Она достается тому, кто более эффективно демонстрирует агрессивное поведение. Так, сказать «кидает понты». В школе такого парня считают настырным. Ему уступают потому, что «неохота связываться». В человеческом обществе это зачастую приводит к тому, что верх в группе получает наиболее настырный. Небольшой по росту и слабый парень в детстве, скорее всего, проигрывал стычки, потому что у детей сила важна, они ею «меряются». В результате в нем копился страшный заряд нереализованной агрессивности и желания оказаться наверху. Став взрослым, он начинает борьбу за свой ранг «взрослыми» способами, действуя интригами, травлей и т.п. Если такому человеку удается захватить власть, он распоряжается ею безобразно». Люди давно заметили, что многие тираны были малы ростом.

 

Считается, что человека от животного в числе прочего отличает наличие морали. Но, это не так. У животных существуют созданные естественным отбором врожденные запреты на выполнение некоторых программ. Не убей -своего первый запрет у многих видов. Для одних свои - это любые особи своего вида, для других - только члены своей группы, лично знакомые или носящие общий отличительный признак. Признаки могут быть разные. Интересно, что согласно исследованиям, животные близких видов карикатурны, противны друг другу. Отбор часто «специально» усиливает различия в поведении похожих видов, меняет местами отдельные позы ритуалов. И тем самым не допускает образования смешанных пар. Именно поэтому «обезьяна перед человеком – это посмешище или мучительный позор». Это называется этологической изоляцией видов.

 

При контакте с непохожими на нас людьми срабатывает та же программа, что и у животных на близкий вид - неприятие. У человека внутрирасовые различия, связанные с традицией, культурой, одеждой, прической, религией, могут быть столь заметны, что генетическая программа принимает их за межвидовые. А различия в языке? Совершенно непонятные языки не вызывают никаких эмоций, а совсем близкие - польский, болгарский, украинский, воспринимаются как смешные, как пародия на русский. Поэтому настороженная реакция на чем-то непохожих людей неизбежна и биологически нормальна. Как и настороженность людей к образованию смешанных пар тоже. У большинства народов для самоназвания выбрано слово, означающее в их языке понятие «человек». То есть говорящие на этом языке – «люди», остальные – «немцы» - т.е. немые. Человек в чуждых для него этносах и социальных группах ищет, прежде всего, не сходства, а различия.

Этносами называют не обязательно народности, хотя в обиходном языке это так. Этносами следует считать группы людей, имеющие отличие от других. Лучше сказать, что это социальные группы. Например, этносом можно назвать сообщество таксистов, рыжих, музыкантов-рокеров и т. п. Группы «своих» в сознании подрастающего человека могут последовательно увеличиваться в размерах – соседи, ребята с нашего двора, одноклассники, «на районе», земляки, и так далее».

 

У историка и этолога противоположное восприятие мощных автократических и тоталитарных государств – пишет далее Владимир Дольник. «Для историка эти образования - достижения разума, блестящей организации гениальных царей и полководцев. Они возвышаются над организациями прочих племен и народов, как египетские пирамиды над барханами песка. Для этолога - это примитивные самообразующиеся структуры, разросшиеся до гигантских размеров. Их построили не гении, а «паханы». Самосборка геометрически совершенных структур бывает и в неживой природе. Каждый мог наблюдать, как в насыщенном растворе самособираются красивые кристаллы.

 

Следует учесть, что агрессия и страх взаимосвязаны. Агрессия всегда сопровождается приступом страха, а страх может перерасти в агрессию. Самые разнообразные опыты на животных показали, что это так. Если на группу животных нагоняют страх, они становятся агрессивнее. То же происходит и с толпой людей, и с обществом в целом. Агрессивно-трусливое состояние — самое опасное». Конец цитаты.

 

Почему это опасно. Не только потому, что абсолютный вождь будет нарушать права человека и принципы демократической законности. А потому что государственная иерархия, венчаемая неподконтрольным вожаком, будет руководствоваться отнюдь не человеческим здравым смыслом, а животной программой поведения.

 

Как же возникает тот порог, переступив который, социальная группа становится сплоченной и начинает демонстрировать инстинктивное поведение? Это происходит под воздействием факторов внешней угрозы или давления. Внешним давлением могут быть обстоятельства. Нас в повседневной жизни обычно захватывают сюжеты возникновения устойчивых структур из случайного набора персонажей. Нам обычно интересны романы и фильмы, где из незнакомых друг с другом людей формируется сплоченная группа, «фронтовое братство».

 

Наверное, самый яркий сюжет, это «Повелитель мух» Уильяма Голдинга. Многократно экранизированный роман показывает, как в результате авиакатастрофы на необитаемом острове оказывается группа детей из благополучных семейств Англии. Точными мазками режиссер подчеркивает, что это именно хорошие дети - поющие в церковном хоре, воспитанные и начитанные. Далее, под воздействием не столько тяжелых обстоятельств, сколько внезапно возникшей свободы, среди детей возникает иерархическая пирамида, настолько жесткая, чтобы недавние воспитанники частной школы пошли на убийство по первому слову нового вождя. Критики посчитали, что роман исследует истоки моральной деградации человечества. Но, здесь показана не деградация, а запуск поведенческих программ, обычно блокированных сознанием и воспитанием.

 

Опять же по исследованиям историков, на фронте человек легко переходит грань, отделяющую его повседневную мораль от воинского долга. Можно ужасаться жестокостям, на которые способен человек вообще, или считать, что воинские преступления совершают лишь маньяки, велением времени получившие свободу своим дурным наклонностям, но это не так. В любом человеке скрыто животное, способное на немыслимые вещи. Однако, у всех разный барьер, препятствующий запуску инстинктивного поведения. Кто-то может сказать, что творимые «человеком разумным» злодеяния, не могут быть совершены животным внутри своего вида, а тем более, внутри своей социальной группы. Но, смотря о каком животном идет речь…

 

Археологам удалось обнаружить подтверждения того, что на Юго-западе современной Германии семь тысяч лет назад практиковался каннибализм. Во время раскопок ученые смогли исследовать останки более пятисот жертв каннибалов. На то, что все они были съедены, указывают специфические повреждения костей, а также следы зубов. Попадались останки как женщин, так и детей. Все они были перемешаны с костями животных. Ученым удалось установить, что кости обрабатывались термически. По словам исследователей, следы аналогичны тем, которые присутствуют на костях животных, приготовленных на вертеле. Исследователи решили, что племена первобытных людей прибегали к каннибализму во время голода.

 

Еще Дарвин предположил, что одним из стимулов процесса эволюции была охота, поскольку для формирования развитого мозга, переходным видам было необходимо много животного белка. Именно животного, а не растительного. Австралопитеки – один из близких к человеку видов животных, уже использовали каменные орудия труда – примитивные скребки. Однако попробуйте поохотиться на какую-нибудь дичь, вооружившись скребком и камнем. Для чего же тогда использовались эти орудия? Судя по находкам раздробленных костей животных, их использовали для разбивания трубчатых костей и черепов, чтобы извлечь костный мозг, богатый животными белками. Другими словами, речь идет не об охоте в классическом понимании, а о трупоедении древнего человека. Австралопитеки не могли составить конкуренцию крупным хищникам - таким, как леопард или саблезубый тигр. Поэтому употребляли в пищу остатки трапезы других охотников. Известно, что хищник поедает мягкие ткани жертвы, но не может добраться до костного мозга – зубы для этого не приспособлены. Австралопитеки же, разбивали обглоданные зверьем кости и поедали мозг. Животные белки впервые попали в рацион предка человека в таком количестве. Как считают ученые, они и способствовали увеличению объема мозга. Вероятно, животные белки действовали на развивающийся мозг приматов подобно наркотику.

 

Но, почему предки людей перешли на поедание представителей своего вида? Можно предположить, что здесь злую шутку сыграла программа обособления видов, о которой мы уже говорили. Если племя считало какую-то группу «чужой», не важно, по каким параметрам, то та могла быть отнесена к категории «дичи». Видимо этот обычай дифференциации живых существ на «охотников» и «дичь» перешел к человеку современного типа. Часто такое разделение происходит чисто в психологическом аспекте даже на уровне самоиндентификации.

 

Кроме найденных груд костей, о привычке к каннибализму свидетельствует, наличие у человека особого генетического маркера, развившегося как мера предосторожности против болезней мозга, связанных с поеданием плоти соплеменников. Именно мутацией этого гена объясняют сегодня происхождение болезни Кройцфельда, «коровьего бешенства», губчатой энцефалопатии.

 

Поднимаясь по временной шкале, следует отметить применение каннибализма, как части ритуальной практики. В работе Русановой и Тимощука «Языческие святилища древних славян», описываются жертвоприношения людей. Впервые был описан целый комплекс святилищ в Прикарпатье, буквально нашпигованных человеческими останками. Причем, верхняя дата жертвоприношений приходилась уже на христианское время – XII-XIII века. Исследователями были открыты многочисленные жертвенные ямы, в которых лежали аккуратно разбитые человеческие черепа. Создавалось впечатление, что разбиты они были с целью добычи мозга.

 

Период великих географических открытий показал существование примитивных культур, где инициация юношей во взрослую жизнь происходила лишь в случае убийства врага на войне. В некоторых случаях следовало еще отведать печень врага. «Военный каннибализм» практикуется до сих пор некоторыми народностями Папуа-Новой Гвинеи, да и в современной Африке время от времени случаются подобные прецеденты. Видимо вкусы гурманов сохранились.

 

Теперь нужно пояснить свою мысль о том, почему опасно отдавать вождю государства абсолютную власть. Очень просто - чтобы не возникло опасности в один прекрасный день быть приглашенным к нему на обед. В качестве основного блюда… Что это не метафора можно убедиться, вспомнив друга Советского Союза, президента Центрально-африканской Республики Жана-Беделя Бокассу.

 

Беда человечества в том, что оно яро открещивается от своего животного происхождения. Но слой, нанесенный социальной эволюцией на неандертальца еще слишком тонок. Постоянно образуются дыры, в которые проглядывает нечеловеческий оскал.

 

Евгений Трошин

Top